Анатолій ЯНІ. ПЕРЕСПІВИ РОСІЙСЬКОЮ

Пилип ЮРИК

 

Инквизиция

Сжигали инквизиторы "Кобзарь".

Костра такого не встречал нигде я.

Вовсю пылал он средь звериных харь

Живым огнём титана Прометея.

- "Кобзарь" сгорит!- решили подлецы,

Кривые рожи злобу источали,

Бесились в тёмных мантиях дельцы,

Деревья и кусты от срама вяли.

Сжигал святыню сытый Ватикан

На площади, как сажа, чёрной в Риме.

В огне Максим горели и Иван,

И светлые шевченковские рифмы.

Махал Ярема Галайда ножом.

И Катерина вспоминала детство.

Ян Гус, горевший на костре живьём,

Над палачами насмехался дерзко.

Дурачились монах и кардинал,

Ведь знали, что "Кобзарь" не уничтожить.

Сквозь камни он цветком любви мерцал,

Желая лепестки стихов умножить.

Потом явились новые враги

И приказали: "Не пущать Шевченко!"\

О Моринцы! Вам не подать руки:

Возможно, вас сожгли янычаренки?

Кабычегоневышлист озверел -

Читать нам запретил "великий хрюша"...

Отряд волков ещё, как видно, цел.

Питается он чем? Он хочет кушать?..

Уходит прочь с Днепра имперский лёд -

С лица страны исчезнут все химеры.

Кто запрещает нам читать,умрёт,

А Украина и Тарас бессмертны.

 

 

Помощь Шакала

Как-то раз с вершины горной

Жизнерадостно шагал

С песней, льющейся мажорно,

Зубы скалящий Шакал.

С гор спускаясь без заминки

Вниз, где гладь реки дрожит,

Вдруг он видит: на тропинке

Неподвижно Волк лежит.

- Здравствуй, Волк! Ты что, печален?

Кто твою похитил прыть?

Ты случайно, друг, не ранен?

Заболел ты, может быть?

- Буду рад, коль мне поможешь.

Выручай же, брат Шакал!

Как верёвка давит, Боже!

Я в капкан, видать, попал.

А Шакал как двинет Волка -

Изувечил три ребра:

- Жить уже тебе недолго.

Иэдыхать пришла пора...

Есть такие же и люди.

Их ещё немало.

Мерзости полны и жути -

Копии Шакалов.

 

Дурной пример Хавроньи

Хавронья дверь сломала рылом

(Свинья немало сил имела).

Вовсю визжала, дико выла

И побежала оголтело.

Как будто лезла вон из кожи,

В чумного превратившись зверя.

Все убегали, кто как может.

С гусей и кур летели перья.

- Не делай глупостей, Хавронья!

Стыдись хоть сына-поросёнка!-

Ей стая каркала воронья.

- Заткнитесь! Лопнет перепонка!

Как на дрожжах, взрослеет чадо.

Как дальше с ним общаться стану?

Воспитывать бы сына надо!

Ему же всё по барабану.

Он обнаглел, да и стара я.

Нет силы жить, его карая.

Рыдала целый день вчера я:

Меня он выгнал из сарая.

Грозится: сдаст меня на мясо.

Что делать? Он меня убьёт.

Спасите! Жду я смерти часа.

Ужасен этот обормот.

Спасёт ли кто свинью-каналью?

Мораль не стоит добавлять.

Скажу одно лишь: над морлью

Пусть думают отец и мать!

 

Повилика

У фермера (темно во взоре!)

Сельхозпродуктов всяких - море.

В долине, где бежит река,

Арбузы могут греть бока.

А рябом с ними - недалечко -

Растут морковка, лук и гречка.

Овса плантации всем любы.

Вот кукуруза скалит зубы.

А вот Пшеница (колос - пика).

К ней подползает Повилика.

Сосёт все соки из Пшеницы-

Никак, видать, ей не напиться.

Потом ворчит (услышать дивно):

- Смотреть мне на тебя противно!

Ведь ты ужасно растолстела.

И постарела. Поседела.-

Добавила, хитро хихикая.-

А я - как королева, гибкая.

Могу Цвести нежней, чем роза,-

Ни стих не передаст, ни проза!..

Скосили урожай - смотри-ка!-

Засохла сразу Повилика.

Теперь скажите мне на милость:

Вам средь людей не приходилось

Встречать такую же уродину,

Кто хает и порочит родину,

За счёт которой цвесть готов?

Глянь, нет ли рядом сорняков!

 

Напутствие отца

- Депутатом стать мечтаю,-

Говорит отцу сынок.-

Дел там очень много, знаю,

Но стране бы я помог.

Быть почётно депутатом,

У него престиж высок.

Подучиться мне бы надо.

Экономика - мой Бог.

- Да, без грёз живётся душно.

Пусть мечта цветёт, как флокс!

Но тебе бы, сын мой, нужно

Изучить дзюдо и бокс.

Глянь, как нашим депутатам

Приходилось всякий раз

На парламентских дебатах

Подбивать кому-то глаз!

Никому и не приснится,

Сколько в бурных драках чар.

Кулаами бьют по лицам,

Словно Джошуа и Чарр!

Оппонентов с ног сбивают.

И трибуну обагрят.

И по рёбрам ударяют

Так, что кости тарахтят.

Экономику неплохо

Знать во всей её красе,

Но такая, сын, эпоха:

Лучше знать приёмы все.

 

Любовнице

Тебя скрывать? Нет, прятать мне негоже

Ни от врагов тебя, ни от друзей,

От Бога даже самого, быть может,

Среди желаний, мыслей, дум, идей.

Жена пускай меня к тебе ревнует

И пусть поплещет кто-то языком,

Кто, как художник, сплетенки рисует

И жёлчь свою не держит под замком!

К тебе я привязался, как собака,

Но иногда я каюсь и клянусь,

Что убежал бы от тебя. Однако,

Что б ни случилось, чувствую: вернусь.

Ты увлекла меня, ещё мальчишку,

Когда витал с тобою в облаках.

К тебе опять готов бежать вприпрыжку

Я с выраженьем радости в глазах.

Я восхищён тобой. Тебя, любую,

Как Божество, как горы, как моря,

Всегда, везде безудержно люблю я,

Родная журналистика моя!

 

Конь и всадник

Вот летит стрелою всадник

На коне гнедом.

Конкуренты скачут сзади?

Что ж мы отстаём?

Бьёт в бока колючий ветер

Или пара шпор?

Блещут солнца эполеты,

И звенит простор.

Кто-то скачет чуть поодаль,

Крылья грив летят.

Не натянуты поводья.

Кони мчат и мчат.

Догоняют конкуренты.

Всё же впереди

Слышен звон подков легенды.

Конь, не упади!

Не из слабых конь попался.

В нём - немало сил.

Тут и финиш. Наслаждайся

Тот, кто победил.

Получить награды рады

Ты и он, и я.

Раздаёт жюри награды:

Каждому - своя.

Всаднику - венок лавровый,

Золото - на грудь.

А коню? Ему - подковы

Да овса чуть-чуть.

Повелось уж так в народе:

У того диплом,

Кто сидит и верховодит

На горбе чужом.

 

Кот и Карась

Поймал Котяра Золотую Рыбку.

Она взмолилась: в честь свободы ей,

Даря при этом милую улыбку,

Даст Рыбе тонну рыбы, сто мышей.

Все сбережения свои - министрам...

- Карась! Обмен не состоится. Врёшь!-

Котяра тут же Рыбу слопал быстро,

Сказав: "Меня в обман ты не введёшь.

Карась, ты, право же, чудак:

Ведь рыба вся моя и так!

А что касается мышей,

То я объелся до ушей."

Мораль услышать хочешь ты?

Есть и в Правительстве Коты. 

 

Метаморфозы

Когда отец обычно утром

В детсадик отводил ребёнка,

- Подай скорей мне, папа, руку!-

Кричал малыш и хныкал звонко.

Когда идти решил "в науку"

(Хотел учиться в институте),

Родители искали "руку",

Чтоб легче выбился он в люди.

Чуть позже получил по блату

Местечко тёплое за плату,

Найдя там по советам папы

Секреты волосатой лапы.

Придерживаясь правил строгих,

Фигурой числился крылатой -

И очень скоро стал для многих

И сам ручищей волосатой.

Одних - устроил в океане,

Другие - дачи получили.

Они ж ему, будто цыгане,

Исправно руку "золотили".

Семья испытывает муку.

Хоть суд, пожалуй, неизбежен,

Хотят купить такую руку,

Чтоб дали сыну срок поменьше.

 

Любовь у окна

Любовь хотела заглянуть в окно

И, свету солнца утреннего рада,

Сплела из одуванчиков венок,

Посеяла чабрец в тенёчке сада.

А после усмехнулась и ушла.

Неужто навсегда? Надежда, где ты?

Лазурный май сияет у села.

Акации льют ароматы в лето.

Недолговечно счастье - миг всего.

А хата словно золотом залита,

И тёплый трепет золота того

Просеян через вечной жизни сито.

 

Четыре паруса любви

О, любовь! Что есть более ценного в мире?!

С парусами, подумал я, схожа она.

Сосчитаю любви паруса - их четыре:

Море, небо и солнце, а также луна.

Напишу-ка сегодня стихи в новом стиле я.

Захотелось узнать, кем я нежно любим.

Пусть расскажет о волнах любви мне, о милая,

Море светлое, схожее с сердцем твоим!..

Облака проплывают, иль аистов крылья я

Вижу. Может быть, это отечества дым?

Пусть поёт про любовь, передай-ка, о милая,

Небо чистое, схожее с сердцем твоим!..

Обвенчались луч солнца с ромашкою - силу я

Вижу в этом союзе что неистребим.

О любви что расскажет мне, знаешь ли, милая,

Солнце ясное, схожее с сердцем твоим?..

Плачет звёздами ночь: "Звёзд немало сгубила я",

Но с морской глубины их опять достаёт.

Пусть расскажет, прошу, о любви мне, о милая,

Это золото лунное - сердце твоё!.. 

 

Львиная арифметика

Заяц - в ужасе, дышит едва.

Он боится свирепого льва.

- Что случилось? - спросила Сорока.

- Ой, приходит беда! У потока

Царь зверей зайцев всех собирает

И представьте, любого из зайцев

(Я подобных не видел мерзавцев)

Он без лишних голов оставляет.

Как беду избежать, кто подскажет?..

Белобока тут крыльями машет:

- Ты не бойся, не бойся, Косой,

Ты ведь - только с одной головой!"

- Дело в том, - Заяц ей объясняет,-

Что башку Лев сначала срывает,

А потом, как бухгалтер, считает,

Сколько сорвано с плеч всех голов.

Завершить здесь я басню готов.

Есть ли в басне мораль, я не знаю.

Хорошо, что пока что живой.

Как все зайцы, и я обладаю

Тоже только одной головой. 

 

Аскет

"На никотине будущий патриарх Московский Кирилл (в миру Владимир Михайлович ГУНДЯЕВ) сколотил стартовый капитал - несколько сотен миллионов долларов. Он так же был причастен к беспошлинному экспорту нефти, отлову камчатского краба, добыче уральских самоцветов, созданию банков, скупке акций и недвижимости...

Патриарх носит часы стоимостью около 30 тысяч евро... У него служебный - мерс, а личный - Кадиллак Эскаладе.

Нью-Йоркский раввин подарил митрополиту яблоко из чистого золота".

                                                                                                      Из Интернет-сайтов

 

В прекрасном, новом "Мерседесе",

"Худой", как вместе семь особ,

Из Запорожья к нам, в Одессу,

Погреть животик едет поп.

С большим трудом за руль влезает -

Пузище не даёт дохнуть -

И как к сидению не знает

Своё сидалище приткнуть.

Он "исхудал": всю жизнь постится,

От скромных ужинов не сыт -

Лосось и осетра икрица

Попу усилят аппетит.

Автомобили есть и дачи,

Пять яхт, четыре гаража,

Дворец - на Кипре, не иначе,

Внутри - обслуга, сторожа.

А проповедует мирянам:

Всё это - суета сует.

Он - православный христианин,

Он - добросовестный аскет.

«Тот, кто богат, на Неба Царство,

Хоть режь меня, не попадёт.

Скорее, знай, верблюд бухарский

В ушко иголки проскользнёт».

Святошам, что одеты в рясу,

Весьма доверчивый народ

Несёт для проповедей баксы

И слушает словесный мёд.

Народа кровь по нраву пить им,

Скрывая суть под слов враньём,

Пока различий не увидим

Между Всевышним и попом.

 

Похудение

Задумал похудеть - наслушался советов.

Дней шесть не ел ни даже хлеба, ни вертут.

И вот благодаря усильям терапевтов

Ест всё подряд он месяц целый, как верблюд.

И слышит всюду, за ушами как трещит.

Кругом советуют: "Умерьте аппетит!"

Куда же этот аппетит ему подеть?

И для того, чтоб хоть немного похудеть,

Опять деньков он этак пять иль, может, шесть

Стараться будет ничегошеньки не есть.

 

Шестидесятники

Каждый вновь очень рад

Разбудить задремавшие массы.

Не за блеском наград

Скачут к истине наши пегасы.

Не за супчик с лапшой,

Не за водки глоток, не за брагу,-

Мы болеем душой

За приверженность нашему флагу.

Я "виват!"не кричу,

Получать ордена не намерен.

Только солнца лучу,

Только милой свободе я верен.

Каждый драться готов

И гореть всей душой, не иначе.

Пусть запомнят борцов

Небеса, что над нами заплачут!

 

Басня о прессе

Я поражён собачьей сценой:

Чужих не признаёт Барбос.

Рвёт цепь и давится он пеной.

Зато домашних любит пёс.

Когда хозяин ненароком

Проходит, пёс, поджавший хвост,

В порыве нежном и глубоком,

Как козлик, скачет, мил и прост.

За преданность, за блеск азарта,

За то, что недоступен дом,

Купили псине на базаре

Цепь, что сверкает серебром.

Ты ждёшь морали? Что ж, послушай:

Всем сердцем прессу полюби

За то, что мирно и послушно

Сидит собакой на цепи.

 

Не узнали?

К знаменитому поэту

Начинающий пришёл:

- Посмотрите книжку эту -

Всё ли в ней тут хорошо?

Подскажите, что здесь плохо,

Что написано не так.

- Не отражена эпоха.

Ты в поэзии - слабак!..

Смотрит в сборник - крутит носом:

- Не годится никуда.

Всё в поэзии не просто.

У тебя же - ерунда.

Никаких не знаешь правил.

Никакой ты не поэт.

Что увидел, то и вставил...

Свежих мыслей в строчках нет.

Слово - это же не камень.

Почитал бы ты Басё!

Нужно, друг мой, над стихами

Поработать. Вот и всё...

Встал - прощается парнишка:

- Вам - спасибо. Вы правы.

Лет пятнадцать этой книжке.

Вот автограф! Автор - вы!

На обложке золотится

Солнца луч, прильнув к цветам.

Ну и как? Свои страницы

Удалось ли вспомнить вам?

 

Лихач

Я в стихах воздать хочу ему хвалу.

Мчит всегда он, как безумец, по селу.

Над дорогою подпрыгивает ЗИЛ.

- Как бы кур и уток я не подавил!..

А сегодня едет, словно на волах.

Может, болен? Едет тихо. Просто страх.

- Что ты мелешь? Всё в порядке, милый мой!

Знай, арбузы он везёт себе домой.

 

Мир голодных и рабов

В шикарном самом ресторане

Собралась коммунистов рать.

Должно у каждого в стакане

Вино французское стоять.

По рюмкам разливалась водка.

Лились ликёры, коньяки.

Креветки, кролики, селёдка

Готовы сесть на языки.

Алел бокал в руке генсека,

Когда толкал речуху он,-

И прятались проблемы века

В хрустальных рюмок нежный звон.

Поднялся гул неугомонный

И мудрой песни дружный рёв:

"Вставай проклятьем заклеймённый

Весь мир голодных и рабов!"

 

Триумф

Поэтессе артист рассказал:

- Нынче арию я исполнял -

Видел: зритель взволнованный плачет.

Это явный триумф, не иначе.

Жизнь - позор, коль успеха не зная,

Прозябать. Наливаю вина я

За успех. Он пришёл. Пью до дна я...

- Слушай, лучше не будь хвастуном!

Не подумал бы ты о другом?

Потому слёз немало пролили,

Что напрасно билеты купили.

 

Заболел

Крал деньги - сделан был из стали,

Не трогал никакой недуг.

Когда ж его арестовали,

Возникло сто болезней вдруг.

 

Децибелы смеха

Опять к зелёной рощи бархату

Прижался Тилигул.

Спешит на смеха пахоту

Днепрянин и гуцул.

Весёлых строчек пленники,

Поэзии сыны

Встречают смех Олейника,

Парад смешной весны.

О, смеха децибелы!

Откуда льётся трель?

Встречают Пасицелы

Степановский апрель.

Смех солнце излучает -

Я к свету шуток льну.

Левадовка встречает

Шутливую весну.

Бывало, днями летними

От рос рассветных пьян

Шагал: "Не знаем лени мы!",

Свой смех даря, Степан.

Своей сатирой честною

Мог радовать он всех.

Жемчужиной небесною

Сиял весёлый смех.

Прошёл пути тернистые,

В словах - лишь правды свет.

Колодцы смеха чистые

Оставил нам поэт.

Продолжим смеха поиски.

Звени, стихов свирель!

Согреет наши помыслы

"Степановский апрель!"

 

Ода каменной бабе

Вот каменная баба мне видна.

Она тоскует на могиле старой.

Туманов синих выпила сполна.

На лбу морщины - струнами гитары.

- Когда ж вернутся сын и муж домой?

Когда с войны вернётся Дарий грозный?

Курган устелен тирсой, лебедой.

Тут воют волки на луну, на звёзды.

А баба страх давно пережила.

Трава степная сказки ей шептала.

В неё вонзалась острая стрела.

Столетия играли на цимбалах.

В её глазах отражены века.

Степи ковыльной в сердце перезвоны.

Мне эта баба очень дорога.

С ней не сравню кресты или иконы.

 

Яйцепад

Пародия

Подражание стихам поэтессы

Аллы Александоовны РУСТАЙКИС (1920-2008)

 

Пусть меня назовут Украины паханом!

Вот в Ивано-Франковск сдуру я прилетел.

Там студентик меня угостил яйцепадом

Так, что я с перепугу упал и сомлел.

 

Яйцепад, яйцепад! Ой, не бей меня в грудь ты

И не вздумай, прошу, мне под глаз угодить!

Яйцепад, яйцепад! Расхохочутся люди:

"Разве можно без памперса к нам выходить?"

 

Помню я, страусиным яйцо не казалось

И квадратом, что мог быть вполне кирпичом.

Только в руки лакеев упасть оставалось

И не думать о чём-то ужасно дурном.

 

Как слона, показали меня на экране -

Из больницы прямой повели репортаж.

Зарывал я в подушку лицо со слезами.

И охватывал, честно признаюсь, мандраж.

 

Неужели же падать - моя неизбежность?

Я, наверно, смешон при паденьи таком.

Я прошу, яйцепад, не убей мою нежность,

Не касайся одежд очень липким желтком!

 

Всё! В Ивано-Франковск больше я не поеду.

Стал яиц я бояться теперь, как огня.

Ни за завтраком и ни во время обеда

Не нужна мне яичная эта фигня.

 

Портрет старости

В стихах сумел бы сочинить я повесть -

Писал бы маслом старости портрет.

- О, юноша, иметь бы нужно совесть:

Старушке место дашь ты или нет?

Старушка у трамвайного оконца

Стояла точно так же и вчера.

- Пусть он сидит! Стоять ещё придётся.

Стоять ему придёт ещё пора.

Промчится время, как вода, как речка,-

И парню будет этому за сто.

Тогда в трамвае и ему местечко

Не станет так же уступать никто.

 

Между дождём и снегом

Заглянули к нам в гости снега,

А за ними - дождей караваны.

Солнце тихо ушло за луга.

Оседают, темнея, туманы.

Беспокойство рождает строку.

Я за рифмой бегу без оглядки,

С ветерками шептаться могу

Про февраль, чьи деньки очень кратки.

Я тебя, синеокую, ждал.

Так звезду ждут в Рождественский вечер.

Глянь: летит через небо звезда,

Что прогоркла полынью беспечной.

Зимний день нам приносит печаль.

Леденеют днепровские кручи.

Мне же августа нашего жаль

И звезды, что упала, плакучей.

 

Танцуюшая речка

Шлёт река свои мне поцелуи,

Расплескалась радугой вода.

Шепчут сосны ей, ольха и туи,

Как река светла и молода!..

Что за речка! Вот она - напротив!

Вдоль долины пляшет день-деньской.

Берег- в одуванчиковой кофте,

Словно счастье, вытканное мной.

Веселятся вербы над рекою.

Ловко ветер пляшет с топольком.

И проходит солнечной тропою

Босоногий август прямиком.

О, река моя,ты песни пела,

Как сестра, танцовщица долин.

Юность над тобою пролетела,

Как над летом журавлиный клин...

 

Накануне грозы

Кто на туман хотел надеть уздечку?

Плывёт прощально лето за село.

Там чудеса заглядывают в речку,

Там клонит клён уставшее чело.

Купается в лазури аист белый,

Отходят монотонно поезда.

В садах ещё пылает ошалело

Теряющая краски красота.

Взлетают тучи из-под колесницы -

Грохочет ею в небесах Перун.

Сияя саблей, молния искрится,

И грозно хмурит брови лес-колдун.

 

Пасём коров...

Пасём коров мы с дядькой Евдокимом.

Луг стелется к ногам столетних верб.

Костёр взлетает к небу сизым дымом,

Блестит ручей поблизости, как серп.

Проворно с гор крутых бежит водица,

Гонимая дождинок серебром.

Чуть дремлет лес - и что же лесу снится?

Не описать, наверное, пером.

Мост радуги построен над ярами

До самой церкви винницкой, а тут-

Я ощущаю - вот где, рядом с нами

Соловушки нектар июньский пьют.

Как пахнут липы! Я кукушку слышу.

Ей капля лета села на крыло!..

Рассказ о прошлом дядьки правдой дышит,

Оно в душе ещё не отцвело.

 

Творческий рост

Давал когда-то бенефис -

И зрители кричали: "Бис!"

Теперь же каждый зритель тот

Кричит: "Зачем нам идиот?!"

 

Ослиное трио

Осёл, услышавший "Ку-ку" кукушки

И как затёхкал в роще соловей,

Задрал свой хвост, на ствол похожий пушки,

"И-а" в груди рождающий своей.

Осла хвалили перед куропаткой,

Все слушать трио славное могли

И долго наслаждались песней сладкой.

И от восторга конь заржал вдали.

Гремело трио - и звенели горы.

Рождалась песня в сердце у меня.

И петухи, взбираясь на заборы,

Завидовали ржанию коня.

Хвалебные овец дрожали крики.

Коровы пели арии скворцов...

Я басню эту напечатал в книге,

Чтоб некоторых высмеять певцов.

 

Настенный термометр

Утром встал хозяин в доме -

Где приборы наши?

На стене висит термометр -

Что он нам покажет?

Минус два на нём увидев -

Мучил холод колкий,

Он сорвал его со стенки

И разбил в осколки.

- Мёрзну не из-за тебя ли?-

На тебе ведь иней!

Холодить не будешь больше!

В этом сам повинен!

С давних пор уж повелось так,

Все об этом знают:

Кто нам правду открывает,

Зло на том сгоняют.

 

У поста ГАИ

Едут пасечник Назар

(Ранний час. Затишье)

Возом с сыном на базар,

Мёд везут гречишный.

Был с отцом гаишник мил-

И спросил сынишка:

"Отчего не стопорил

Лошадей гаишник?

Глянь: остановил он «ЗАЗ»,

"Жигули", "Тойоту".

Тормозит он всех, а нас

Пропустил чего-то?..

- Задержал бы и меня,-

Молвит папа сыну.-

Если б выжал из коня

Хоть стакан бензина.

Но когда бы вдруг узнал,

Что медок везу я,

И у нас бы "проверял"

Кнут, колёса, сбрую.

 

Ваши права!

На телеге сын с отцом

Мчат домой с базара

И везут немного в дом

Нужного товара.

Тарахтит в дороге воз,

Вьётся шлейф из пыли.

Мёд продали весь и воск,

Кой-чего купили:

Новый мальчику рюкзак

И костюм, и кеды.

В пятый класс идёт козак.

Он подрос за лето.

Вороного бьёт кнутом

Пасечник легонько.

Тут - гаишник за селом.

Пьян. Стыда -нисколько.

Козырнул и льёт слова:

- Я - сержант Дементьев.

Где техпаспорт? Где права?

Ваши документы!

С воза пасечник встаёт:

- Что? Деньжат хотите?-

Хвост задрал коню он: "Вот!

В "бардачке" возьмите!"

 

Виновник плохой жизни

- Скажите, кто в нашей

виновен отсталости?

Не брежневский спрут

и, возможно, не сталинский.

А кто же? Отвечу:

фельдмаршал Кутузов.

Оставил бы лучше

Россию французам!

Тогда сократилась бы

к счастью дистанция

И жили бы нынче

не хуже, чем Франция.

            

Кто о чём...

Едут в "Рафике" поэты

В Белгород-Днестровский,

Чтоб поведать все секреты

Выступлений броских,

Кто за кем там выступает

При народа массе.

Видят: руку поднимает

Девушка на трассе.

Манят ямочки на щёчках,

Губки - вишни сада.

Брови - будто два шнурочка,

Талия - что надо!

Подбирают эту птичку.

Разговор продолжен.

- Первым буду я, Павлычко,

Первым я быть должен! -

Дальше пустим смехотворца

Глазового Павла.

Светлых чувств, как в небе солнца,

У него немало.

Третьим будет... Тут девица -

Хвать за саквояжи:

- Я прошу остановиться!

Выйду я! Сейчас же!

Вы - насильники, бандиты!

Всем несёте беды!

Тормозите! Как не стыдно?!

А ещё поэты!

 

Осёл и поэт

Поэт печаль свою топил в вине.

Кричал Осёл: "А ездит он на мне!

Не на Пегасе, как иной поэт:

Пегаса у него, как видно, нет.

Простите, но ни при какой погоде

Я не читал его, хоть он в почёте.

За то, что возит пьяного поэта,

Бывает, получает два обеда.

Кому нужны излишества стихов?..

Когда бы больше было ишаков,

Не стало б всяких транспортных проблем.

Нужны ли в наши дни стихи? Зачем?

Вновь критики уселись за столы.

Стихи анализируют... ослы.

Осёл кричит: "Поэты пишут плохо!"

В поэзию пришла ослов эпоха.

Ослы визжат: "Стих нужно сжечь! Сейчас же!

Нам не годится он в подковки даже!"

Поэт сказал:"Осёл прекрасней пчёл!"

Возил поэта на спине Осёл.

 

Кто у кого темы крал?

Недавно выясняли снова,

Кто басни у кого крадёт:

Не Лафонтен ли у Крылова?

А может быть, наоборот?

В судах два года разбирались

(Был очень долгим разговор)

И честно выяснить старались,

Кто басни сам писал, кто вор.

Свидетели рождали споры.

Эксперт дал акт про виноград.

Толкали речи прокуроры.

Гремел парижский адвокат.

И судьи выяснили: оба,

Как Лафонтен, так и Крылов,

Все басни крали у Эзопа.

Чужих не знать бы лучше слов!

 

Отзывы

Хвалу и клевету приемли равнодушно

                                          А.С.ПУЩКИН

- Твой стих достиг высот!-

От слов - на сердце рана.

В словах тех - лести мёд,

Но слышать их отрадно.

На следующий день

Иной я отзыв слышу:

- Его сразила лень,

Ему сорвало крышу!

Стихи его пусты,

И в них - ошибки те же.

Ему до высоты -

Как до Камчатки пеши.

Была б весёлой жизнь!

Душа! Не будь угрюмой!

Обиды не страшись

И в спор вступать не вздумай!

Есть слово - бросит в дрожь,

Есть слово - как помада.

И правду ты, и ложь

Воспринимай, как надо!

Знай, как к добру и злу

Нам относиться нужно:

И ругань, и хвалу

Приемли равнодушно! 

 

***

Враг ни один - ему не пара,

Он добр. Он неподвластен злу:

Когда его ругают яро,

Спокойно спит себе в углу.

 

Собачья зависть

С цепи один из псов сорвался

И вдаль куда-то побежал.

Цветущим садом любовался.

На тополь лапу задирал.

Во всех дворах собаки лают,

Во всех дворах - переполох.

- Все без цепей свобод желают!-

Рвал глотку в ярости бульдог.

- Ах, как посмел он, интересно,

Вдруг оказаться без цепей?!

Ему - лишь за решёткой место!

В тюрьму! В тюрьму его скорей!

- Позор ему! - рычит и Лайка.

Он - хам! Подонок! - рявкнул дог.-

Повеса! Ловелас! Гуляка!

Как цепь порвать стальную мог?!

И до сих пор ещё село

А с ним и каждый околодок,

Я слышу, извергают зло

Из кратеров горячих глоток.

И люди - часто так бывает -

Не только псов свирепых рать -

Всех, кто свободу добывает,

Готовы в клочья разодрать.

 

Звонит жена

Звонит жена - моя Людусь -

И голос тонет, словно в мареве:

- Ты хочешь знать, где нахожусь?

Я - на Муслиме Магомаеве!

Ведь он - души моей маяк!

Минуты с ним неповторимы!

Попала на Муслима я!

Сбылась мечта: я - на Муслиме!

Я буду два часа на нём.

Мне улыбается удача.

Домой я возвращусь потом.

Я шлю тебе привет горячий.

Теряю, чувствую, покой.

Душа поёт, как ветер в поле.

- Бесстыжая! Позор какой!!

Ты на него залезла, что ли?

Нет совести? Ну, как же так?

И где его ты подхватила?

- О чём ты думаешь, дурак?

Билет я на концерт купила!

 

Обратный процесс

Все знают, что сивуха - это яд,

А всё-таки она всегда в почёте.

Грохочет самогонный аппарат

У бабки. Тут и старшина приходит.

И стала в куб старуха жидкость лить,

Хоть никогда не делала такого.

- Что делаете вы, хочу спросить,-

Кричит грозящий штрафом участковый.

- Отвечу. У меня - почётный труд.

Опять вам объясняю, как ребёнку.

Хотите знать, что делаю я тут?

Перегоняю в сахар самогонку.

1985

 

Шоколад из металла

По Днепру баржа,как сом,

Движется под грузом.

Мы везём металлолом

Туркам и индусам.

Ходят баржи - дым столбом.

И ревут моторы.

Плачет наш металлолом

(А его ж там - горы).

Но никто не бьёт в набат.

Всё несытым - мало.

Турки будут шоколад

Делать из металла...

Ах, торговля - высший класс!

Сыплются банкноты...

Но стоят цеха у нас,

Люди без работы.

 

Не звали?!

Как соловей, звонок разлился.

Хозяин дверь открыть спешит.

Тут слесарь - так, свинья, напился,

Что на ногах едва стоит.

- Решить я призван все задачи.

Не протекает ли вода?

Никто не звал? Ошибка, значит?

Ведь это счастье, господа!

Не звали? Случай здесь особый.

Трубу у вас ли рвёт по швам?

Порядок? Радуйтесь! Не то бы

Я наслесарничал бы вам!

 

Истинная правда

Рассказать я вам могу-

Слушать вы охочи?-

Как из рыжиков рагу,

Поп был рыжим очень.

Как колосья ржи полей

Или шуба лисья.

Мандаринов был рыжей

И осенних листьев.

У попа авто украл

Гриць. (Узнали вы ведь!)

Поменял он номера,

На продажу вывез.

Тут,откуда не возьмись,

Поп и три свидетеля:

- Сукин сын! А ну, молись!

За авто в ответе ты!

Отпущу грехи твои,

Только в церкви людям

Правду честно расскажи.

Бог тебя пусть судит!

У церковенки простой,

Как на рынке, тесно.

Вот и Гриць уже готов

Рассказать всё честно.

- Люди! - взор попа горит,

Как медаль-награда.-

Всё, что поп нам говорит,

Истинная правда!

И воскликнул Гриць скорей:

- Сообщаю массе-

Рыжих встретите детей,

Знайте, что попа все!

 

Актуальная песня

Крикнул сотник: "Ещё нам налейте!

И при этом я вот что скажу:

Запорожскую Сечь не пропейте!

Я об этом вас очень прошу."

 

Минута молчания

Из Сибири дует ветер чёрный

Лихолетий, что черней, чем тушь.

Люди, вы свои склоните взоры!

Помяните миллионы душ!

Невиновных, их в тайге дремучей,

Тундре дикой, вечной мерзлоте

Большевистский выродок замучил-

В жертву сдал - и жизни все в беде.

Зазвенят колокола под небом.

Как сюита, метроном стучит.

Честные сердца! Пылайте гневом!

Ненависть отвагою горит!

Душу старые терзают раны,

Несмотря на сотни всяких тризн.

Люди! А нужны ли нам тираны

И ужасный псевдокоммунизм?

О высокомерная Европа!

Украину не веди к суду!

И тебя могли пришельцы скопом

Повезти, как нас, а Воркуту...

Горестей и мук полна дорога-

Это нас пронзили боль и грех.

Похвалить, наверно, нужно Бога,

Если он не встал на твой порог.

Из Сибири дует ветер чёрный

Лихолетий, что черней, чем тушь.

Люди, вы свои склоните взоры!

Помяните миллионы душ!

 

Счастье землепашца

Песня жаворонка льётся

Из лазоревых вершин.

А на горизонте солнце

Запеклось, как свежий блин.

Перепёлка в поле пенье

Льёт про дивный урожай.

Счастья взлёт. Судьбы везенье.

Пахнет мёдом каравай.

Гул комбайна славит землю-

Зёрна тоже стали петь.

Зёрен золоту я внемлю,

Что молоться будет впредь.

Вся душа открыта счастью.

Пахнет хмелем, пахнет хной.

Блещет пашня чёрной мастью

Кобылицы вороной.

Украины солнцем спелым

Пахнет хлеб на радость нам.

С другом этот хлеб мы делим

В день ненастный пополам.

 

В ногу со временем

Писал когда-то: "Славный, мудрый Ленин -

Велик и прост. Всегда как Ленин, будь!"

Сменился век - и автор вдохновенно

Своих стихов переработал суть.

Теперь уже Семён Петлюра мудрый.

Не Ленина - Петлюру славит гимн!..

Кому ещё стих посвящён тот будет,

Коль время вновь окажется другим?

  

Сонет о литературном Герострате

Хвалился литератор-графоман:

- Люблю я эпиграмму - жанр коронный.

В жанр острой эпиграммы вклад огромный

Я сделал, чтоб рассеялся туман.

Словами убивать талант мне дан.

Сатиры войско развернув парадом,

Я стал литературным Геростратом:

Заряжен эпиграммами наган.

И Пушкина убили пулей факта,

Но не хотел бы знать я в жизни драм,

И нам не надо подлых эпиграмм,

Чтоб доводить кого-то до инфаркта.

Вчера, с любимым жанром сев за стол,

Поэтов трёх до смеха я довёл.

 

Эпиграмма футболисту Андрею Шевченко

Ты учишь итальянский и английский -

На ихних цвенькать можешь: цвень да цвень!

Но свой родной забыл ты - украинский:

По-русски шпаришь, как Азаров-пень!

 

Вишня

                  Надежде Загрудной, свидетельнице

                  сталинской политики 30-х годов

                  минувшего столетия, когда налогами

                  облагалось каждое фруктовое дерево.

 

Рубила баба Вера корень вишни,

Слезами окропляя свой топор.

Пока что ветки содрогались, пышно

Белея, будто снег высоких гор.

- Прости меня, тебя срубить должна я,-

Шептала бабка.- Вишенка, прости!

Ведь ты, сестра души моей родная,

Могла бы много лет ещё расти.

Предсмертной болью трепетало тело -

Исчезнуть деревцу велел налог.

И мне казался каплей крови белой

Цветущей вишни каждый лепесток.

Гонимы ветром, лепестки все канут.

"Жизнь вишни,- кто-то скажет,- на нуле..."

А в хате бабы Веры, будто камни,

Залягут протоколы на столе.

 

Ревнуя к бульвару

Может быть, это сон? Сновидение льётся,

Как из крана вода, мир на части дробя.

Я ревную тебя к незакатному солнцу.

Может, снится? Иль вправду ревную тебя?

Я ревную тебя к этой шляпке из фетра,

К голенищам сапог, что уйдут от меня.

Я ревную тебя к дуновениям ветра,

К тишине звёздной полночи, грохоту дня.

Для меня ты - вся музыка, ноты с пюпитром.

Опишу ли в стихах я твою красоту?

Не тебе ль улыбаются улицы хитро?

Не тебя ли рисует художник в саду?

Я ревную тебя к белым облачным бесам,

К пляскам рек и морей, колосистости нив

И к летящим на нас каплям влаги небесным.

Может, снится? Иль вправду я очень ревнив?

Я не знаю, зачем ты уходишь в рассветы.

Я не знаю, стихи сердце пишет о чём.

Сладко пахнут серебряных лилий букеты,

Будто пыль, что прибита к тропинке дождём.

Может, дождь у тебя на щеках или слёзы -

Всё равно только твой я любить буду лик.

Я подумал, что ты - лепесток алой розы

И хочу искупать в поцелуях своих.

Я извечно ревную. Я не равнодушен.

Но не знаю, чего б в этот миг захотел.

Я ревную к бульвару твой лик там, где Пушкин

Бронзы глаз от тебя оторвать не сумел.

 

Объявление милиционера

(Из чёрного юмора)

Как-то раз, копая глину,

Милиционерчик,

Старую заметив мину,

Объявил в заречье:

"Срочно! Люди! Не копайте!

Обойдите лучше!

Мозг, кишки - вы так и знайте!-

Полетят за тучи!"

- Лучше б он,- менту сказали,-

Не болтал у сада:

Наши детки отыскали

Три ещё снаряда.

Не успел забрать сержантик -

Ну и железяка! -

Поскользнулся вдруг фанатик,

Встретив море мрака.

Мины эти, как бильярды,-

Клац! - и разорвались.

В небесах его кокарда,

Как звезда, летала.

Вазой на забор садится

Голова красиво,

Окровавленною птицей -

Крыльями на иву.

Сапоги взлетели к солнцу

Всем на удивление.

Очень странно: остаётся

Целым объявление.

 

Щенок

В слезах - сынок-природолюб.

В слезах - и эта строчка.

- Мой милый папочка, молю,

Купи ты мне щеночка!

- И не проси, мой дорогой!

- Купи! Он - золотист!

Глянь: чубчик у него косой,

Он ходит, как артист!

- Послушай, что тебе скажу.

Ты надоел мне, Яша!-

- А я уж имечко Жужу

Ему придумал даже.

Пушистый хвостик, светлый лоб,

И что-то ищет носик.

- Нет, Яша, нет! Хоть я - не жлоб,

Напрасно, зря ты просишь.

Не нужен мне собачий вой.

Не стану жить в клоаке!

Не я - пусть кто-нибудь другой

Отдаст жильё собаке!

 

На допросе старого еврея,

или Тумбочка для денег

Я вопрос тебе задам:

- На какой работе,

Где ты трудишься, Абрам?

Деньги где берёшь ты?

Где ты доллары берёшь?

Может, дарит кто-то?

Отвечай!.. Отвечу, что ж,

В ящике комода.

- А они откуда там?..

- Их кладёт супруга.

Нынче, - говорит Абрам,-

С долларами туго...

- А жена-то где берёт?

Где их ищет яро?

- Часть из них кладу ей в рот,

Чтоб молчала Сара.

- Ну, а Сара изо рта

Их даёт кому же?

- Все он ушли сюда,

На приятный ужин.

Было баксов больше ста,

А теперь, поймите,

Наша тумбочка пуста.

Завтра приходите!

 

 

Ку-Ку-Ре-Ку!

Басня

- Кукуреку! - пел петух,

Аж захватывало дух.-

Нанесу яиц сто штук!

Так украшу свой досуг.

Заглянул индюк в окно:

- Горло крепкое дано?

Раскричался, как в кино!

Снёс яйцо хотя б одно!..

И завидовали куры

Петуху - такие дуры.

Были пасмурны и хмуры

Их горячие натуры.

Сто яиц петух снесёт?

Может, вправду повезёт?

Гребнем наш петух трясёт.

КукурЕку! Вот и всё...

Головой трясёт он, тужась.

Голова не треснет? Ужас!

Пусть хоть лопнет голова,

Что-то выйдет? Чёрта с два!..

Так начальство - вот суть морали -

уверяет нас: будут яйца.

Обещали, однако вряд ли

их народ сумеет дождаться.

 

Огородные дебаты

Басня

Эта тема мне подсказана в народе-

Тема Чучел, что стояли в огороде.

Кто хохочет? Слышу хохот я в стихе.

Это Пугало хохочет в кожухе.

- Ой, от смеха я недавно умирало!-

Говорило в огороде Чуперадло.

- Я объелся. Съел я смеха целый пуд,-

Падал в обморок от смеха Страхопуд.-

Воробьи меня боятся и вороны.

Так смеются только графы и бароны.

О, Страшилище! Не нравишься ты мне.

У меня бегут мурашки по спине.

- Сколько гнёзд скворцы устроили на шляпе!-

Говорит на ухо ящерица жабе.

Больше часа тут и Пугало смеялось.

Или просто мне всё это показалось?

В небе солнце рассмеялось: "Ха-ха-ха!

Гляньте: уши у него - из лопуха!

Ноздри - в саже. Трубочиста вызывайте!

Приводить в порядок Чучело давайте!"

Это басня. Огородные дебаты

Кто проводит? Ну, конечно, депутаты.

 

Виноват Исаак 

Тётка шустрая в трамвае

Высказалась так:

- Что ты, парень, напираешь?

Давишь, будто танк!

Здоровяк в ответ вздыхает,

Молча кривит рот,

Сразу, что сказать, не знает,

Слов не подберёт.

- Не в моём всё это нраве.

Разве ж я?.. Пардон.

Здесь на вас, наверно, давит

Ньютона закон.

- Что ж, закон тот всем известный,

Суть его тверда.

Но не тем ты давишь местом,

Да и не туда.

 

Зима

На стёклах вербы синие цветут,

Блестит жасмин цветком обледенелым.

Вот засверкало озеро, как ртуть,

И ель спешит укрыться пледом белым.

Спешит одеться всё вокруг в снега.

Зима весёлой выглядит невестой.

Зовут пуститься в пляску облака.

Снежинок рой танцует вальс небесный.

И лес, и дол снегами замело.

Куда же лето спрятали морозы?

Куда девалось летнее тепло?

Куда поделись дождики и грозы?

Забытой флейтой дверь поёт опять.

Ей водопады снились и туманы.

А на полях ветров шумящих рать

Снегов верблюжьих гонит караваны.

 

Яблоко 

Пристрастился Зевс к анису-

К водке - вот умора!

И велел нести Парису

Яблоко раздора.

Должен яблоко вручить он

Сказочной богине.

Кто ж прекрасней: Афродита,

Гера иль Афина?

И Парис сказал открыто-

Голова лихая:

- Всех прекрасней Афродита.

Не нужна другая.

Две другие мстить решили-

Не было покоя-

И войну вдруг объявили.

И сгорела Троя.

Избивали злостно многих.

Сколько в распрях жути!

Бесятся, бывает, боги,

А страдают люди.

 

Осенний подарок

Слетает с клёна листик золотистый.

Он, как янтарь, мерцает и поёт.

Бегут туманы над рекою низко.

Октябрь узоры золотые шьёт.

Крылатая оттрепетала стая.

Проходит солнце сквозь простор степей.

И я уже готов, моя родная,

Преодолеть дорогу лебедей.

На Хортице, созрев, клокочет осень.

Антоновкою солнце дразнит вкус.

Чего, скажи мне, дед Славута просит?

Открыть, быть может, хочет счастья шлюз?

С ветвей беспечно пламень листьев льётся.

И я тому, что грусть забыта, рад.

А ты - такая же. Глаза - озёрца.

Такая же, как триста лет назад.

 

Колыбель Вселенной

Хочу зажечь я душу, словно свечку,

Поставлю у Святыни на алтарь.

О, Солнце-Бог мой! На земле правечной

Пребудет вещим Орий - наш плугарь.

От Ория род украинский любо

Растёт, как дуб в сплетении ветвей:

Прадедовская мудрость - корни дуба,

А кроной стала юность сыновей.

Мы - правнуки Сварога, внуки Даны.

Наш чистый флаг - как Солнце и Вода.

И пусть над миром символ Орианы

Несут на крыльях журавли всегда!

Живуч козацкий род тысячеликий.

Он знает: флаг наш мир хранит от бед.

Цвети, мой край, древнейший и великий,

Народов колыбель, Вселенной свет!

 

Поп на собачьей выставке

Пародия

                  Как бы Микола БЕЛОКОПЫТОВ написал

                  стихи о попе, у которого была собака.

 

Не соврал ли я хоть малость,

Точность фактов пряча?

Возле церкви состоялась

Выставка собачья.

Не дворняг мы там видали

И не псов бродячих,

А собак, что все в медалях,-

Знаменитых значит.

И понравилась попу там

Удалая сучка-

Дочка дога Вельзевула

И Мамуки внучка.

Поп ведёт её в хоромы,

Заплатив за суку.

Кость большую дал ей дома

И позвал супругу:

- Любоваться можешь ею,-

Говорит он басом.-

Я за эту орхидею

Дал две штуки баксов!

Получила орден Славы!

Родом - из Бишкека*.

Папа суки - из Полтавы,

Мать - из-под Казбека.

Дед со стороны отцовской

Славил город Броды,

А по маме - лабрадорской

Прадеды породы.

Попадья ужасно злится,

В горле пересохло:

- Лучше б эта псов царица

В раннем детстве сдохла!

Вспомни: я уже такую

Раньше покупала.

Но по ней и не тоскую:

Ведь украла сало!

А была сверхчистокровной!-

Молвит попадейка.-

Тоже венчана короной.

Ты ж убил злодейку!

Про неё все говорили:

- Покорила Прагу!..

Лучше б мы тогда купили

Честную дворнягу!

Ну, подумаешь, элита!

Ангел родовода!

Тут собака ей: "А ты-то -

Из какого рода?

У бабуси было ль дело?

Страсть текла ль по жилам?.."

Попадья остолбенела:

- Господи, помилуй!

Не ударена ль я шоком?

Вся дрожу от страха.

Я свой род не знаю толком:

Я ведь - не собака!

Все слова людские знает=

Говорит, чертяка!

Тварь, кто род свой забывает,

Хуже, чем собака.

 

Приглашение бомжа

Над контейнером бомж склоняется-

Разгребает он мусор рукой.

Вдоль и поперек бомж ругается,

Президента чихвостит с тоской.

Вот агитки нашёл, плакатики-

Для чего же они годны?

Благодейники! Депутатики!

Как же лица у вас нудны!

Коммунизм обещал нам кто-то же,

А другой - колбасу и хлеб.

Обещания гибнут в зародышах.

Дёгтю жить на вашем столе б!

Раздаёт депутат по стогривенке

Всем, кто "верно" голосовал.

Дотянувшись до власти, рылом он

Миллиончики добывал.

Осчастливили, братья, вы меня-

Ни работы, ни жизни нет.

И теперь я без роду, без имени-

Власть приносит немало бед.

Аферисты квартиру стибрили.

От законов сойдёшь с ума.

Я - хирург, но меня вдруг выгнали.

Глянь: коррупция - как чума.

Может быть, вас и я порадую-

Приглашу сюда на обед.

Приезжайте ко мне всей Радою-

Угощу червяком от конфет.

Соберём корки хлеба с плесенью.

Все бутылки собрать хотим.

Принести не забудьте лестницу-

И луну мы в утиль сдадим.

 

Нашли крайних

Водопровод прорвало-

И потекла вода.

И лужа набежала-

Подобие пруда.

Утята нежной стайкой

По луже той плывут.

Их десять? Сосчитай-ка!

Гусята тоже тут.

А рядом - учрежденье

"ГлавводотрУбканал".

Большой на удивленье

В конторе персонал.

Начальник вызывает

Всех срочно на ковёр

И тут же затевает

Серьёзный разговор:

- Гусята и утята

Нам стали тут бедой.

Гогочут так, что надо

Нам всем идти домой.

Я из-за них в отчётах

Не разберусь никак.

Не ладится работа.

Нас ожидает крах...

Начальства речи жалки.

И к луже все бегут,

Хватают камни, палки

И бедных птичек бьют.

Всю перебила птицу

Чиновников орда.

Но до сих пор струится

Из-под земли вода.

 

Ода сивухе

Запорожцы - были дни!-

Подвиги вершили.

На досуге же они

Самогон "глушили".

Пили смело - молодцы!

Чаша шла по кругу.

И не знали удальцы

Никаких недугов.

 

Ах, ты,водочка моя,

С мёдом слитая!

Чаша чудо-хрусталя

Недопитая!

Этот крепкий самогон

Выручает нас.

Ах,из свёклы - убеждён-

Водка - высший класс!

 

В исцеленья силу верь-

Сдохнут гриппы!

Не страшны ни СПИД теперь,

Ни бронхиты!

Ах, ты,водочка моя,

С мёдом слитая!

Чаша чудо-хрусталя

Недопитая!

Сейте свёклу у себя -

Слава огороду!

Подставляйте ковш любя

Под "святую" воду!

И её мы будем гнать

Точно по рецепту.

Пусть тюрьмы не миновать-

На судьбу не сетуй!

Ах, ты,водочка моя,

С мёдом слитая!

Чаша чудо-хрусталя

Недопитая!

Собирайте мысли вы

Все по винтику!

И прошу из головы

Гнать политику!..

 

Ироническое

Знаю я, что у виска ты

Крутишь пальцем, словно мне ты

Этим жестом, сокол ясный,

Задаёшь вопрос:"Не крал?"

Не умеешь, мол, вертеться,

Жить, как надо, не умеешь,

Руки взятками не пачкал,

Ничего не вымогал?

Что ж, живи, тяни побольше,

Научись обогащаться.

И, как молвят, будь здоровым

И не кашляй никогда!

Не ханжа я, не учитель,

И не стал я моралистом.

Никому я не намерен

Разъяснять, как нужно жить.

Но слыхал я поговорку

От народного поэта:

Никаких в гробу карманов

Нет, ни сумок, ни мешков.

Пусть накрал, но ничего же

В "рай" забрать с собой не сможешь.

Хоть хитёр ты и разумен,

Нет спасения ни в чём.

Деньги, золото - пустое:

Неподкупен демон смерти,

И не сможет Вельзевулу

Взятку дать из нас никто

.

Звенигородский край

Заблудиться б мне в твоих берёзках,

Положить им голову на грудь,

О, священный край Звенигородский!

Тишиной моей печали будь!

Облако считает в дальней сини

Солнышка рассветного лучи.

Речка Тикич дремлет в луговине,

Где сверкают тростников мечи.

Эти плёса я люблю чертовски,

Утренней любви моей венец...

О, священный край Звенигородский!

Отчего ты загрустил, отец?

Край святой, к тебе я птицей рину,

Из ловушки суетной уйду,

Чтоб тебя, стозвёздную Святыню,

И твою лелеять красоту.

 

В тёплых краях

Аист полетел из Украины.

В мир тепла летит он, за моря.

Свой родной, святой свой край покинул,

Мир пшеничный цвета янтаря.

На чужбине сладко так живётся

Аисту, хоть он и не король.

Отчего ж не стало в сердце солнца

И вселилась сумрачная боль?

Птица вроде хорошо питалась,

Лягушат - достаточно вполне.

Всё же почему-то видит аист

Поседевший сена стог во сне.

А исчезнут снежные химеры,

И мороз совсем уже не лют,

Сердцем ощущает аист: ветры

Мест родных дыхание несут.

Край родимый! Горький ком у горла.

Милый клёкот счастьем полнит грудь.

И тогда весёлый аист гордо

Проторяет в Украину путь.

 

Баллада о трёх козликах

Что-то мямлят-блеют Ленин, Сталин,

Словно их ужалила оса.

Целый день Дзержинского кромсали

Два соседских разъярённых пса.

Плачет бабка: "Эти черти сдуру

Ленину и Сталину - беда! -

Слева, справа "полатали" шкуру,

Нанесли немало им вреда.

Грызли уши..."

- Что вы сочиняете?

Ведь на Красной площади в гробу,

В мавзолее - разве вы не знаете?-

Ленин отыскал свою судьбу.

Двум другим сколачивали доски.

Только плакать надо ли навзрыд?

Спит и Феликс у стены Кремлёвской,

Сталин тоже прочно в землю врыт.

Мне смешно от этого спектакля.

Завершает бабушка мой стих:

"Сталин, Феликс, Ленин - это так я

Называю трёх козлят своих."

 

Чтоб не пахло

Поп уже шестую рюмку

Самогонки проглотил:

- Вонь какая! Дай-ка луку,

Чтобы запах перебил!

А хозяйка наливает

И подсунула сальцо:

- Ешьте, отче,- угощает.-

Вот сварила я яйцо!

Доставайте и пампушку,

Запивайте молоком.

Чтоб убавить дух сивушный,

Заедайте чесноком!

- Я чеснок люблю до смерти,

Дщерь моя, но, чёрт возьми,

Мне сегодня нужно в церкви

Встречи проводить с людьми.

 

Будь весною!

                            Жене Вере

Тебя, любовь, я в зиму не пущу.

Весною будь - весной, дарящей чары!

Весна поёт грозой. Я не грущу.

И дождь клокочет звонче струн гитары.

Любимая, тебя я поведу

Сквозь лета дни, где туч легки перины,

В дворец любви, где соловей в саду

Рисует счастья светлые картины.

Встречая утра новую зарю,

Я душу искупаю в птичьем гаме.

Идём по листьям, как по янтарю,

Что блещет-золотится под ногами.

Январь подобен снежному плащу,

Но в марте состоятся снега кары.

Тебя, любовь, я в зиму не пущу.

Весною будь - весной, дарящей чары!

 

Джохару Дудаеву

Встревожен и растерян хищный зверь.

Ах, как остры кремлёвских башен пики!

Повержен будет этот зверь, поверь,

И сгинут все повадки те, что дики.

А ты - не верить не могу - живой!

Во всех сердцах, потоптанных Москвою.

Я верю, что Чечню в суровый бой

Ещё вести ты будешь за собою.

Тебе я низко кланяюсь, Чечня.

Давно пора рассеяться туману.

Перед народом соколиным я

Не постыжусь и на колени встану.

Мой Боже! В жизни будущей моей

(Об этом я прошу Тебя всем сердцем),

Не украинцем если, то скорей

Так сделай, чтоб родился я чеченцем!

 

Бриллианты диалектов

Украина заплетает в косы

Ленты диалектов расписных.

И весна, и лета дни, и осень

Чудные слова вставляют в стих.

Блещут бриллиантов диалекты,

Словно в предрассветных небесах

Светлых звёзд далёкие проспекты,

Млечный Путь, или Чумацкий Шлях.

"Вуйко" - "дядя" - в радужных Карпатах,

"Мольоко" - в Полтаве золотой.

Наша речь неслыханно богата,

Хоть кусача, как пчелиный рой.

Мощно водопад гремит на Тисе.

Что осока шепчет на Десне?

Звёзды шлют приветы нам из выси,

"Гратулюя" нас в Галичине.

В "гузенькую гулочку", как в детство,

На Подоле я стремглав бегу.

"Кукургузу" золотом раздеться

В Сичеславе быстро помогу.

Украина словом угощает.

Рад я слышать, как слова поют.

Диалекты нас обогащают,

Как ручьи, что в Борисфен бегут.

 

Прощай, любовь!

Прощай, любовь! Чарующие дни

В края тепла летят на крыльях аистиных.

Лишь лучшее, прошу, ты в памяти храни-

Пусть лучшие всплывут из прошлого картины!

Слетают лепестки с объятых грустью роз.

Рыдают розы те - ты любишь их, я знаю.

Мой нежный ямб. в душе звучащий, в небо врос,

И не ищи у песни ни конца, ни краю!

И пусть твоя слеза прощально заблестит,

Своим огнём она прожжёт мои ладони.

За небосвод пополз холодный солнца щит,

И снова свет его нас ищет на перроне...

 

Он был Поэтом

Он был поэт,

Он говорил: «Да не убий!»

                                  Владимир Высоцкий

Ему разбили голову камнями,

В глаза бросали мусор и песок.

- Нести тебя пора вперёд ногами,

А ты шагаешь, хоть разбит висок.

А кое-кто хихикает надменно:

- Ступай-ступай! Когда дымится кровь

Когда приходит смерть, царит измена,

Он говорит про совесть, мир, любовь...

Брататься с кем? С приверженцем кинжала?

Непокорённых превратим золу!

Ведь их, не сдавшихся, повесить мало!

А он упрям: "Вершиться ль нужно злу?"

Он говорил: "Нужна душе открытость!

Не стану я брататься с тем, кто зол."

Плевали на него уродство, сытость.

Он был Поэтом. На Голгофу шёл.

 

Крестьянский путь

Каравай горяч. Испечён.

Новой песни я слышу звон.

Путь мозолистый не в небесах

Пролегает - в святых полях.

Он - в раздолье пшеничных нив-

Колосящихся золотом грив.

Жаворонок зовёт в хлеба-

Не моя ль тут с тобой судьба?

Бьёт светила всесильный шквал

В украинских степей причал.

В наши души - ты бровь не хмурь!-

Небеса перельют лазурь.

Продолжаю я дедовский шлях.

Внук моею тропой пропах.

Выйдет скоро на поле внук.

Он готовит для пахоты плуг.

 

Тополиный пейзаж

Покрылись листья тополя росой,

И, как брильянты, катятся росинки.

А ты ступаешь по земле босой,

Цветов букет неся в своей корзинке.

Звени, как песня, светлых грёз фонтан!

Пределов никаких любовь не знает.

На тополёк похож твой нежный стан.

Любовь жива! Она не угасает.

Под ветром листья льются серебром.

Разносит ветер аромат полыни.

Плывёт листва, как солнечный паром,

Где ты слилась с пейзажем тополиным.

Приснилось ли, что в небе ты паришь?

Срывает ветер с осени одежды.

И вся ты нежным золотом горишь,

Моя Богиня веры и надежды.

 

Не густое!

Три бидона молока

На базар привёз Лука.

С ним приехал и сынок -

Молоко продать помог.

Подставляя бутылёк,

Шепчет бабка: "Лей, сынок!

Молочко у вас - что надо,

И ему я очень рада.

Знаю, что у вас всегда

Молока струя густа.

Жирность тут - процентов пять-

Надо будет разбавлять".

Тут помощничек-балда

Вдруг спросил: "Нужна вода?

А зачем? Воды вчера

Влил папаня два ведра!"

 

Лучше ночью

Подперев плетень спиной

Возле магазина,

Парень раннею весной

Целовал дивчину.

Тут старушка шла как раз:

- Совести не видно.

Ну и молодёжь у нас!

Днём? И вам не стыдно?

Нет приличия совсем.

Вас же видят дети!

Делать нечего? Зачем

Поцелуи эти?.. -

Не подняв и головы,

Девушка хохочет:

- Целоваться, правы вы,

Лучше тёмной ночью.

Я не стану отрицать,

Но скажу вам прямо:

Ведь меня в ночи гулять

Не пускает мама.

 

Об ошейнике и цепи

Пёс бездомный забежал

Как-то раз в посёлок.

Снедью, видно, возжелал

Поживиться, олух.

Выбирал себе судьбу,

Бел, пушист, красивый.

Язычок - через губу.

Тряс порою гривой.

На цепи приблудный пёс

Не сидел ни разу:

То лежал, задрав свой хвост,

То по свалкам лазил.

Редко лаял на котов.

Сторожам однако

Был всегда помочь готов.

Чудная собака.

Слышит вдруг она с утра-

Ей пищит крысище:

- Жить уже тебе пора,

Как в раю, дружище!

Наслаждаться колбасой,

Ветчины отведать.

Пусть завидует иной

Пёс, где нет обеда!

В том посёлке фермер жил.

С псом хозяин сладил:

Колбасою поманил,

По хребту погладил.

У собаки умный вид,

Но надета срочно

Цепь, которая гремит,

И ошейник прочный.

И теперь во мгле ночей

Сучий сын гривастый

О свободе без цепей

Вспоминает часто.

Дорожи свободой, друг,

Каждый божий день ты,

Если принимаешь вдруг

Колбасу иль деньги!

 

Свежие пирожки

Слышу громкий голос тётки:

- Пирожки - свежак!

Только что со сковородки!

Ешьте! Самый смак!

Бабка глянула в корзину:

- Пирожкам - дней пять.

Можно (лучше есть резину!)

Зубы поломать.

А порезать их захочешь-

Вмиг затупишь нож.

Твой "свежак" темнее ночи

И черней галош.

Не показывай их миру-

Это же чума!

Спрячь скорее этот вирус-

Дома ешь сама!

Тётка, злость скрывая плохо,

Говорит сопя:

- Не такая я дурёха,

Чтоб травить себя!

 

Осень

Поседела осень над полями,

Опадает вьюгой золотой.

Куролесят чайки в шуме, в гаме,

Но не отзерканились водой.

Овдовели нивы, почернели.

В сером небе зреет снег души,

А на нём, на небосвода теле,

Взгляд становили камыши.

Отпылала алая клубника.

Вспоминаю лето, буйный сад.

Журавлиным небом откурлыкал

Сердца золотистый листопад.

 

Поэт, оказавшийся под забором

С уст слетала строка за строкой.

Он читал горячо, вдохновенно.

Очень нравился всем он такой.

Даже царь восхищался: "Отменно!"

Вскоре начал он басни творить.

Бросил оды писать, мадригалы.

Плохо стали о нём говорить.

Люди в тварях себя узнавали.

Много сплетен рождалось не раз.

Говорили: похож на гадюку.

Появился и царский указ:

Гнать в три шеи того писарюку!

По стране разлетелся декрет,

Чтоб нигде на порог не пускали,-

И погиб под забором поэт -

Пребывала лишь Муза в печали.

О, поэт! Не якшайся со вздором!

Если правда - твой свет и твой дом,

Лучше жизнь завершить под забором,

Чем все дни прозябать холуём.

 

Последние часы

Проскачет босоного время по стерне,

И в день, когда померкнет память - всё забуду,

Срок жизни отстучат часы Господни мне,

Последние часы, последние минуты.

Придётся мне поплыть во мглу небытия.

Я - не Христос, чтоб кончить жизнь и возродиться.

Паденья, взлёты, стыд, всей правды не тая,

Сумеют доказать, что жизнь не повторится.

 

Турецкая бочка

К ворам в Царьграде относились все с презреньем.

Поймав ворюгу, созывали весь народ,

Сажали вора в бочку всем на обозренье,

Вливая гущу нечистот по самый рот.

Возили по Стамбулу целый день ту бочку,

Сердитый янычар над нею нависал.

И сабля острая могла поставить точку,

Замашек воровских закончив карнавал.

А нынче - не средневековье, и законы

Весьма гуманны. Вновь какой-то сукин сын

Забрал у нашего народа миллионы,

Но сел злодей не в бочку, а... в Кабнин!

 

Точный ответ

У попа спросили дети:

- Расскажите, отче, нам,

Как на том живётся свете?

Может, с горем пополам?

Отвечает им священник:

- Всем доволен неба пленник.

Ведь оттуда ни один

Не вернулся господин.

 

У попа была собака

 

У попа была собака,

Он её любил,

Она вкрала кусок сала,

Он её убил.

         Народный стих

 

                                                 А как бы написал об этом Павел Глазовой

В старой церкви кум священником служил.

Он любил махать кадилом. Не тужил.

Знают внуки хорошо и знает дед,

Что живём с попами тысячу мы лет.

И была у кума псина - сущий волк,

В злодеяниях, в грабителях знал толк.

Лазаренко от него - матёрый вор -

Убегал не раз, взбираясь на забор.

За штанину тянет изверг. Вот нахал!

Чья собака - экс-премьер прекрасно знал,

Но как только миллионы клал в мешки,

В церковь топал, чтоб замаливать грехи.

Говорил попу: "Так жить я не могу.

Псину требую повесить на суку!"

- Убивать? Не стану. Нет на это прав.

Из собаки выйдет чудный волкодав.

И давить он, знаешь, будет тех козлов,

Кто страну до дикой бедности довёл...

Поп однажды в кладовую заглянул,

Услыхав какой-то очень странный гул.

Видит поп, как нагло дьявольский щенок

Аппетитно сала ест большой кусок.

- Ах ты сволочь!- кум животное корил.-

Лазаренко Павел, видно, научил?

Что ж ты хвостиком своим хухры-мухры?

Сала тут не стало килограмма три.

Подавился бы ты, аспид! Что за пёс?!-

Злится поп и дулю тычет псу под нос.

Эти строки я в редакцию отнёс

Про священника, в чьём доме жил и пёс.

- Забери,- сказал редактор мне,- назад.

Не печатаем стихов мы: не формат!

***

                                            Как бы об этом написал Пётр Ребро

У попа был волкодав-щенок.

Жил на даче в солнечной Одессе.

А когда сальца украл кусок,

Объявленье поп на столб повесил:

"Продаётся дача со щенком.

Пёс под цинком, кафелем сияет.

Цепь большая. Фокстерьерский дом.

Нюх прекрасный. На паркет не лает.

Зубы - сабли, дьявольски остры.

Лишние замки даю в придачу.

Расцвели тюльпанами дворы.

Очень любит сваха эту дачу.

Есть и два колодца во дворе,

На бродяг осатанело лает.

Делали прививки в октябре.

В ней тепло и подлецов кусает.

А ещё на окнах ставни есть.

Жаль, свинья лишь ухо покусала.

Может быть, за что-то это месть?

Ведь на днях кусок украла сала.

Из окошка виден Божий храм.

Тузиком зовут, тузом он ходит.

Налетайте - дёшево продам.

Облицовано фойе по моде.

Коль цена большая, уступлю.

Кстати, в будке с псом живёт и гномик.

Я его, как пёсика, люблю.

И породы фокстерьерской домик".

 

Волшебное раздолье

Разобью о мраморную стену

Я любви своей фужер хрустальный.

Льва созвездье выйдет на арену

И насупит брови в час фатальный.

На осоки листьях ветер шалый

Заиграл, как будто на баяне,

И цветок вплетает в косу алый

Нежная русалочка в тумане.

Как пьянит волшебное раздолье

Золотыми песнями потоков!

Вновь на материнском я Подоле

Собираю росы трав высоких.

Росы те, румяны и пьянящи,

Рассыпают искры, как жар-птица.

И выходит лесовик из чащи,

Чтоб увидеть, как рассвет искрится.

 

Смутная осень

В эту смутную осень янтарные скирды

Мне напомнили шляпы в посёлке большом.

Грусть откуда взялась?

       С грустью смотришь на мир ты?

Завернув в облака, спрячь её в чернозём!  

Осыпаются ночи дождями под ноги.

Поле песню услышало: лемех запел.

Пахнут свежестью дней озорные дороги,

И туманом задумчивый пруд закипел.

Слышишь: сердце стучит, не боится идиллий,

В жажде чувств первозданных струится огнём,

Ищет пламенных роз и невянущих лилий.

А земля пожелала укрыться снежком.

 

Поэт и должность

Потеплело. Стало в воздухе светлей.

Над калиной лил рулады Соловей.

Всем деревьям полюбились гимны те,

Посвящённые любви и красоте.

"Бис!"- кричали и ольха, и тополёк.

Но однажды Соловей попал в силок.

Клетку сделали певцу из янтаря,

И кормили, и поили, как царя.

Вскоре в весе он прибавил, потолстел

И уже весьма лениво как-то пел.

Посмотрел в окно, чтоб видеть солнца лик.

"Тьох!"- хотел, а получилось: "Чик-чирик!"

Так чирикал дни и ночи напролёт,

Что казалось: каркать Вороном начнёт.

Знаменитого поэта знаю я.

Он судьбой своей похож на Соловья:

Получил недавно должность и печать

И теперь предпочитает он молчать.

Только изредка чирикнет, как лакей.

Разве это настоящий Соловей?!

 

Напрасный испуг

Снова слесаря хозяйка

В гости пригласила:

- Протекают трубы. Зайка,

Сделай! - попросила.

Сделай, чтоб не протекало,

Почини, где надо.

Водка есть, колбаска, сало,

Плитка шоколада...

Отдохнув немного в кресле,

Роль сыграв министра,

Приступил к работе слесарь,

Всё закончив быстро.

На окошке вдруг заметил

Вроде бы настойку.

Завернув её в газету,

Спрятал в куртке бойко.

На прощанье выпив рюмку

Сладкого ликёра,

С инструментом взял он сумку

И умчал. Контора,

Дескать, новых ждёт заказов.

А хозяйка вскоре

В "Водосбыт" влетела сразу:

- Слесарь где? Ой, горе!

Ремонтировал он краны...

- Протекают снова?

- Нет, ругать его не стану:

Сделал всё толково.

Об одном лишь беспокоюсь.

Боль мне сердце сжала:

Взял настойку он с собою -

На окне стояла,

А она - из мухоморов,

Из отравы разной.

Хоть здоровый он, как боров,

Пить нельзя, опасно.

Ядовитые там травы.

Помогает очень.

Я ж лечу свои суставы,

Делая примочки...

Как-то случай был с соседкой,

Помню, вместо сала

Кот лизнул настойки этой -

И его не стало.

- Успокойтесь! Слишком пылко

Ум ваш всё приемлет.

Осушил ваш друг бутылку -

На диване дремлет.

Жив он. Что за разговоры?!

Не нужны нам толки.

Для него ведь мухоморы -

Как цветы для пчёлки.

Пьёт он дёготь, краски, лаки,

Всех лосьонов виды,

Крем, которым чистят краги,

И электролиты.

Вот зевнул, как бегемотик.

Прохрапел весь вечер.

Будет случай - приготовьте

Что-нибудь покрепче.

 

Пора завязывать

(Не про меня)

Слово взял на гулянке Пилип

(Громко так выступал, что охрип).

- Неужели он сядет за «джип»?

Как сапожник, он пьян. Что за тип?

- Хорошо, что не я носом влип

В оливье,- говорит нам Пилип.-

Ведь в народе пословица есть:

"Знать бы нужно и в выпивках честь!"

 

Стихотворное лекарство

"Стихотворением, в частности, занимается в городе Уссурийске врач И.Кочнов, который своим больным прописывает наряду с лекарствами чтение стихов запорожского поэта Анатолия Рекубрацкого. Учёные обнаружили наличие "живой ауры" в книге, которая реагирует на общение с человеком".

Газета "Суббота" (Запорожье),№110 от 3.09.1998 г.

Все мы знаем: книга - сила.

Как-то по-пиратски

Книгу бабушка купила.

Автор - Рекубацкий.

Прижимала том и к зубу,

И к плечу, и к уху.

- Что ты делаешь? Не глупо? -

Дед спросил старуху.

- Я ж лечусь. Не станет хуже.

Пишется в газетах:

Покупать нам книги нужно

Этого поэта.

Книга мерзость убивает,

Всякого микроба,

А бывает: поднимает

Мертвеца из гроба.

Прислоняю те стихи я

К телу дни и ночи,

Но дела пока плохие:

Боль уйти не хочет...

- А инструкцию читала?

Стих подобен тесту.

Не к тому его прижала

Ты, наверно, месту.

 

Достиг цели

Он крутился, как уж, что наколот был вилами.

Упирался, как будто копытами бес.

Всю одежду измял, был совсем обесслиенным,

Но светился улыбкой: в троллейбус пролез.

 

Птицы одного полёта

- Что стоишь ты, как чурбан?-

Слышу голос Оли.-

Поцелуй меня, Иван!

Разлюбил ты, что ли?

- Не сердись, но дел - гора.

Если честно, Вовку

Я послушав, съел с утра

Чеснока головку. -

Расцветая, как левкой,

Шепчет Ольга смело:

- Я сегодня, милый мой,

Луковицу съела.

 

Самогонка

Литературная пародия

"Сивуха - зло. Чумное это зелье

Нельзя и нюхать, а не то, что пить!

Не пей - и не придёт к тебе похмелье,

Когда ужасно голова болит.

И под ребром стреляет, ходишь боком,

И жизнь - не радость, и ужасен сон.

Такая мысль приходит ненароком,

Когда гоню на кухне самогон".

                           Микола БЕЛОКОПЫТОВ, "Раскаяние"

Когда гоню сивуху я в подвале

И подставляю банки иль бокалы,

Я жажду зельем этим завладеть,

Чтоб опрокинуть огненную снедь,

Чтоб по кишкам, как по селу брехня,

Текла бы самогонка сквозь меня.

Но почки могут заболеть и печень.

Пить - это значит организм калечить.

Пусть дурни пьют!.. Добавил я махорки,

Карбида, вербы, кизяка и хлорки...

Скажу вам честно: смеси те не слабы,

Коль выпьет пёс, откинет сразу лапы.

Пить эту смесь опасно и коню.

Я ж на продажу (не себе) гоню.

 

Мамин хлеб

Заглянул в окошко вечер алый.

Подбирал он к сумеркам ключи.

Из печи из жаркой вынимала

Наша мама хлеб и калачи.

Звонко жизнь кипела в птичьих стаях.

Улыбалась горница отца.

А в румяных, свежих караваях

Бились чьи-то сотни лет сердца.

Мамин хлеб не описать стихами.

Вечный дух. Бессмертия заря.

И звенит земля под лемехами

Струнами слепого кобзаря.

 

Рассудительный волк

Ягнёнок глупый как-то раз

(День жарким был) испить водицы

К пруду пришёл. И в тот же час

Ягнёнка видит Волк и злится:

- Привет, Ягнёночек, агу!

Ты как это сюда забрался?

Я ж проглотить тебя могу.

Ягнёнок тут же разрыдался:

- Ой, дядя Волк, прости меня,

Но я не виноват, поверь мне,

В том, что уже четыре дня

Воды ни капли нет на ферме.

Глотаем слёзы мы с тоской,

И голод всех нас мучит очень.

О нас заботы никакой

Завфермой проявлять не хочет.

Твердит, что кончилась еда,

И каждый день нам обещает,

Что будем сыты мы всегда...

Но каждый голод ощущает. -

Задумался, как Ницше, Волк,

А может, и как Фрейд.

Зубами, слышу, сделал "Щёлк!":

«Иду сегодня в рейд!

Уже и план проверки есть.

Не жить же без воды.

Завфермой нужно, видно, съесть,

Чтоб не было беды».

Один добавлю к басне штрих -

И пусть мораль цветёт:

Страшнее хищников любых

Беспечность без забот.

 

Басня про волов

Однажды два вола в июле

Тяжёлый в гору воз тянули.

Хлестал хозяин их бичом,

Они же шли, сопя молчком.

Был не доволен только Воз

(Визжали в нём колёса, ось):

- Как тошно с грузами возиться!

Ах, лучше было развалиться!..

Волы же с Возом не согласны:

- Стенания твои напрасны.

К чему все эти, брат мой, вопли?

Иметь же надо силу воли!

Ты брал бы лучше с нас пример!

Молчанье - золото, поверь!

Знай, охать - дело то пустое.

Мы - за молчанье золотое.

У басни есть намёк на рабство.

А мы рабов не знаем разве?

 

Кто такой?

Кричали дети. День был звонким.

Дул ветерок с высоких гор.

Как вошь за мех своей дублёнки,

Держался пьяный за забор.

Пусть пьян, но он - из депутатов.

- Прохожий, дать прошу ответ.

Скажи мне, где живёт Гамзатов

Расул, известнейший поэт?

- Не знаешь ты своей юдоли?

Ты сам-то разве не Расул?

Отшибла водка память, что л?

Тебя попутал Вельзевул?

Ты бел, ты, как бумага, матов,

А в голове, наверно, гул.

Ведь сам же ты - Расул Гамзатов,

А спрашиваешь, где Расул.

Немало в водке всяких ядов.

Своей не знаешь ты земли?

Ты сам-то разве не Гамзатов?

Не автор песни "Журавли"?

- Кто я? Сказать мне были рады

Родная мать и папа мой.

Однако, хоть убей меня ты,

Никак не попаду домой.

- Ты пьян. С тобой не будет ладу.

Не знаешь сам ты, где живёшь?.. -

Держался пьяный за ограду,

Будто за мех дублёнки вошь.